• РусскийEnglishDeutschFrançaisEspañol中文(简体)
  • Academician Vladimir Melnikov: The study of permafrost and the development of the Arctic will bring many more discoveries

    10.10.2019

    Исследование Арктики является одной из приоритетных задач государства, Правительством РФ утверждена программа «Социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации», поэтому количество желающих освоить интересную и перспективную профессию инженера-геокриолога стремительно растёт. Заведующий кафедрой Криологии Земли Тюменского индустриального университета, academician of RAS, член-корреспондент Королевской академии наук Бельгии, крупный учёный и талантливый педагог Владимир Мельников, рассуждая о будущем этой профессии, рассказал о негативных последствиях, которые Арктике могут нанести люди, не знающие основ геокриологии, as well as, чем опасны «острова тепла», и какая программа здоровьесбережения будет внедрена на Крайнем Севере.

    – Vladimir Pavlovich, в связи с интенсивным освоением Арктики, выпускники вашей кафедры наверняка будут востребованы, at least, в ближайшие десятилетия…

    Кафедра Криологии Земли готовит специалистов по направлению бакалавриата «Геология», профиль «Гидрогеология и инженерная геология». На сегодняшний день это одно из перспективных направлений, освоение Арктики – вектор стратегический. Сейчас нужны специалисты, которые не понаслышке знают об освоении Севера. Территория любой страны – это главный ресурс, а особенность российской территории в том, that 65 процентов заняты мерзлотой. То есть мерзлота – это средообразующий компонент главного ресурса. Specialists, знакомых с криогенными явлениями не так уж много, в сравнении с тем, какую площадь мы имеем с многолетнемёрзлыми породами и с арктическими климатическими условиями. In addition, у нас практически ни в одном законе нет «охранной грамоты» для мерзлоты, нет понимания, что там работать, как в средних широтах невозможно. For example, на Ямале нельзя пускать вездеходную технику, там пересыщенные водой грунты, два раза вездеход прошёли уже река. Снимается растительный покров, убираются экраны, начинается прогревание, потому что именно растительность оберегала от большого перегрева.

    Ежегодно кафедра выпускает самое большое количество специалистов по данному направлению в России, достаточно ли этого количества?

    Изучение мерзлоты требует массы специалистов разных профилей, и технических, и гуманитарных, и экономических, мы говорим о ресурсах, необходимых для человечества. Students, изучающих криологию, должно быть намного больше, но ещё больше необходимо аспирантов, молодых учёных. Сейчас все говорят о глобальной цифровизации, она коснулась всех отраслей, появилась другая техника, но суть не изменится, будут другие способы решения тех же задач. Поэтому предмет надо знать хорошо с точки зрения углубления в его основы. Find, что живого человека техникой не заменишь, симбиоз техники и человеческого разума будет всегда.

    С глобальным потеплением или «потеплением Арктики» что-то изменится? Легче будет изучать какие-то явления?

    «Глобальное потепление» и «потепление Арктики»это разные понятия. В глобальном потеплении мы живём уже больше десяти тысяч лет, и никто об этом не говорит. «Глобальное потепление»это межледниковый период, который был примерно одиннадцать тысяч лет назад, природа циклична, и потом наступит ледниковый период. Цикл потепления в начале XX века назвали «потеплением Арктики», спустя сто лет опять наступило потепление Арктики, льды тают, вода нагрелась, but, по мнению океанологов, with 2012 года роста температуры воды нет, хотя цикл потепления продолжается. Если говорить об ещё более коротких циклах, сейчас должно быть похолодание, как было в 1946 year, тогда в Якутии наблюдалось 63 градуса зимой, а сейчас нет ниже 50. То есть наложение циклов сбило проявление природы в 35-летнем интервале. Самое неприятное, что аномальное потепление прошло примерно на широте Северного полярного круга, а там вблизи города – Салехард, Urengoy, Nadym. Из-за протаивания мерзлоты под угрозой находятся строения, потому что при строительстве фундамент, сваи рассчитывали на другие плотности пород, а с повышением температуры грунты стали не такими прочными, as before. Сейчас нужно принимать меры по сохранению строений, and most importantly, строить объекты по другим правилам.

    У вас есть новые разработки?

    – Yes, и студенты в этом будут принимать активное участие, поскольку это напрямую связано с инженерной геокриологией. It is necessary to, чтобы фундаментальные исследования не оставались просто в статьях и книгах, нужно переходить к следующим циклам, конструкторским и экспериментальным работам, чтобы в итоге был продукт, связанный с новыми фундаментальными знаниями. I believe, что в любых конструкциях надо использовать экологически чистые, пожаробезопасные и шумозащищаемые материалы, от этого зависит, including, и здоровьесбережение. Оно касается не только медицины, но и многих предметных областей. Сейчас мы объединяем усилия с медиками, инженерами-строителями и властями в рамках программы здоровьесбережения на Крайнем Севере. Приведу пример: в настоящее время для того, чтобы снизить цены на жильё, при строительстве применяются дешёвые материалы, для теплоизоляции используется пенополиуретан, стены между квартирами не служат барьером для проникновения шумов и т.д. Мы предлагаем новый материал для строительства домов и дорог – «ДиатомИК». Это экологически чистый природный материалотложения озёр и морей, в основе которого лежат живые микроорганизмы, которые сейчас во множестве встречаются в Байкале, отмирая, они создают осадки – диатомиты. В диатомитах семь процентов железа и нужно уже сейчас задумываться о технологиях, с помощью которых можно его извлечь.

    Новый материал можно применять при строительстве на Крайнем Севере.

    Нужно применять при строительстве, и не только на Севере. Это лёгкий материал, при строительстве мы экономим на фундаментах, он пожаробезопасный, поглощает шум, прекрасный теплоизолятор. Города – это «острова тепла», они создают свою климатическую атмосферу. И это проблема, к решению которой нужно подходить основательно. И нужно по-другому относиться ко многим параметрам условий. Представьте себе Москву или Пекин и процесс жизнеобеспечения десятков миллионов людей.

    Если говорить о северных городах, что ещё войдёт в программу здоровьесбережения?

    – For example, это система подготовки северян предпенсионного возраста к переезду в более тёплые регионы. Их организм не может быстро приспособиться к новым условиям проживания, это стресс, поэтому продолжительность жизни в более тёплом климате сокращается. Знаю это по себе, поскольку сам жил в трёх регионах: in Moscow, в Якутии и в Тюмени. Также моей иммунной системы хватило, чтобы прожить в Алжире два года, куда я уехал из Якутии преподавать в нефтяном университете. Я даже купался 1 января в Средиземном море при температуре 12-13 градусов. Но когда вернулся в Якутию, условия для перестройки организма, оказались очень энергоёмкими, и иммунная система пошатнулась, это негативно сказалось на здоровье. Организм может приспосабливаться к резкой смене условий в том случае, если не проживаешь долгое время в одном месте.

    – I know, что один из способов подготовки организма северян связан с тайнами вечной мерзлоты.

    – Yes, мы говорим о бактериях «вечной молодости». Сейчас мы объединяемся с учеными из МГУ, с Neo-Clinic, будем привозить в Россию лекарства на основе открытой нами бактерии, найденной в вечной мерзлоте Мамонтовой горы в Якутии. Она сохраняла жизнеспособность около двух миллионов лет. Когда мы её нашли, возникла мысль, что у природы есть свои секреты, как сохранять жизнь. В нескольких странах мира на основе этой бактерии производятся препараты, которые обладают омолаживающими, повышающими активность свойствами. Исследования в этом направлении продолжаются. I'm sure, что исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий, поэтому нам просто необходимы высококлассные специалисты.

    Беседовала Инна Кальва,

    the press-service of the TIU

    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *