• РусскийEnglishDeutschFrançaisEspañol中文(简体)
  • Vasyl Ovchinnikov: В Арктике без высоких технологий и грамотных специалистов не обойтись

    26.11.2019

    Долгое время Арктика считалась неизведанной землёй, скованной вечными льдами, намертво хранящими свою тайну. Она привлекала внимание лишь вечных романтиков, любителей тайн и путешественников. Но с недавнего времени все изменилось. Учёные единодушно заявляют, что Арктика – настоящая кладовая нефти и газа, main – научиться их извлекать…

    Арктика и экономические интересы России

    По разным оценкам экспертов несмотря на то, что территория Арктики составляет всего 6% территории планеты, ее богатства могут составлять 13% от всех неразведанных нефтезапасов и около 30% gas. РФ принадлежит большая часть арктических ресурсов. Как утверждают российские эксперты шельф содержит около 80% предполагаемого углеводородного запаса нашей страны стоимостью $30 trillion. Если учесть, что сегодня, по разным данным, from 70% up to 83% нефтяных скважин в РФ обводнены, то перспективы освоения богатого углеводородами ледяного края становятся все более заманчивыми. Wells, пробуренные на суше, уже не могут давать такие же объемы черного золота и голубого топлива как раньше. Means, в ближайшем будущем настанет черед вечных льдов.

    Но все не так просто. Добыча нефти в Арктике дело непростое, трудоёмкое и финансово затратное. Все осложняется суровым арктическим климатом, сильными ветрами, полярной ночью, болотистой тундрой, плюс сезонность работ. Ко всему этому в зоне освоения отсутствует развитая инфраструктура, а значит разрабатывать новые месторождения нужно будет с нуля. In addition, сейчас ни у кого в мире нет необходимых технологий, чтобы начать глобальную добычу в Арктике. В этом контексте, more, чем оптимистично, прозвучали слова академика Конторовича о том, что сейчас создаются роботизированные буровые установки, которые могут работать подо льдами Арктики, and, при хороших технологических работах, к середине века, эта проблема может быть решена.

    «Мое мнение в этом вопросе неоднозначно… Здесь ведь ключевое значение: «при хороших технологических работах». Но даже соблюдая эти условия, вряд ли роботизированные комплексы появятся в России так скоро, – говорит профессор, doctor of technical sciences, руководитель образовательной программы по направлению подготовки «Нефтегазовое дело» ТИУ Василий Овчинников. – Я достоверное знаю, что роботизированные буровые есть в Италии. Там процессом бурения управляет один человек, действия помбуров заменены роботами, программами. Но широкого применения нет. Работа в Арктике требует ювелирного подхода, экологическая катастрофа нанесет колоссальный ущерб. Здесь нужен грамотный подход. И без высоких технологий и грамотных специалистов не обойтись».

    Профессор также отметил, что для того, чтобы эти цели в стране стали достижимы, необходимо изменить подход к образованию. Выпускники должны полностью соответствовать потребностям производственных предприятий нефтегазовой отрасли.

    «Роботизирование процесса бурения – это сложный процесс. Всегда есть вариативность… Может получиться, может нет. Каждое месторождение уникально, каждая скважина на месторождении уникальна. Здесь же и литология пород, пластовые условия, глубина залегания пластов, коллекторов. Программа должна учитывать все эти факторы. И здесь, certainly, успех будет зависеть от развития технологий», – отметил профессор.

    Более категоричен в своих суждениях экс-заместитель генерального директора по бурению и геологии «Черноморнефтегаза», профессор кафедры бурения ТИУ Владимир Салтыков.

    «На 100% роботизировать бурение маловероятно. В этой работе всегда будет присутствовать человеческий фактор. В сложных ситуациях нужно думать головой, анализировать и принимать решения на месте. Ситуации бывают такие, что не каждая программа справится, а человек, настоящий профессионал, справится всегда», – считает Салтыков.

    Как добывать будем?

    Суша арктического шельфа занимает лишь треть территории. Большая часть шельфа – это океан глубиной 500 meters, третьконтинентальный шельф с глубиной менее 500 meters. России здесь принадлежит много, но не все. К арктическому региону относится территория Канады, Denmark, Finland, Iceland, Norway, Швеции и США.

    Канада практически не ведет работы на шельфе, работы в Гренландии (Denmark) показали нерентабельность добычи. Perhaps, из всех перечисленных стран наиболее активна Норвегия. Добывать углеводороды в Северном море здесь начали более 30 years ago.

    Америка, выяснившая, что на Аляске сосредоточены большие запасы нефти, активно ведет геологоразведочные работы, о добыче, So long, речь не идет. О глобальной работе на арктическом шельфе говорить рано. Та небольшая добыча, которая ведется некоторыми странами не говорит о глобальном освоении региона. Дело в особенностях региона и отсутствии необходимых технологий. Российские ученые уверенно заявляют, что Арктика может стать для РФ золотой жилой. Существуют ряд госпрограмм, направленных на разработку нефтегазовых месторождений на шельфе. Открыто более 20 нефтегазовых провинций и бассейнов, часть из них доказана. Россия вкладывает средства в освоение Арктики. Инвестиции направляются на развитие инфраструктуры, на создание новых транспортных коридоров. Идет серьезная подготовительная работа.

    Сегодня Россия имеет единственный проект по добыче нефти в Арктике, на шельфе. Это «Приразломная». (На крупнейшем Штокмановском месторождении, открытом в 1984 year, добыча по-прежнему не ведется, именно из-за высоких рисков, которые могут возникнуть при его разработке.) Владелец нефтедобывающей платформы – госкорпорация «Газпром нефть» – утверждает, что ее эксплуатация абсолютно безопасна. И хотя «Приразломная» безаварийно работает уже шестой год, с нефтяниками постоянно полемизируют экоактивисты.

    "Of course, если пострадает экология арктического региона при добыче нефти, последствия будут необратимы для всего мира. Но при грамотном подходе ничего и не произойдет. Для этого нефтяникам необходима тесная связь с наукой. Previously, еще во времена СССР, на каждом предприятии, отводился определенный процент на науку – результаты затем использовались в производстве, – говорит Василий Овчинников. – Of course, бизнесу необходимо соблюсти определенный баланси деньги заработать, чтобы выжить, и наукоемкие технологии развивать, чтобы после себя не оставлять мертвые территории. Этот процесс должен контролироваться государством. I believe, что недра, education, медицина и алкогольная продукция должны находиться в ведомстве государства. А главным ресурсом в любом деле были и останутся – people. Ставку нужно делать на грамотных квалифицированных специалистов. Они-то и создадут нужные технологии, которые позволят добывать нефть, сохраняя природу».

    Экоактивисты против!

    Экоактивисты прочно стоят на своем. Они считают, что сегодня нет безопасных методов для ведения добычи на арктическом шельфе. А последствия, в случае чего, от катастрофы, будут непоправимыми. Разлитая нефть на земле или в океаненаносит ужасающий вред природе, что же говорить про ее разлив под арктическими льдами? Устранить такую аварию будет очень сложно.

    Российские экологические защитники, обозначая свою позицию, приводят доводы, касающиеся особенностей региона. Добыча и транспортировка нефти выполняются в крайне сложных природных условиях. В холодный период года температура воздуха в районе расположения платформы может снижаться до – 40 градусов цельсия. При этом также возможны сильные ветры со скоростью 30 м/с и более. В районе размещения платформы устойчивый ледяной покров держится в течение 7 months. Его толщина может достигать 2 meters, при этом могут образовываться торосы толщиной до 6-8 meters. Количество штормов достигает 22 в год при средней продолжительности каждого до 9 суток. Средняя высота волн – about 4 meters, максимальная – up to 13 meters.

    Особенно непримиримая позиция в этом отношении у «Гринпис». Но в центре внимания защитников Арктики не только российские нефтяники, но и нефтедобытчики из Норвегии. 1 November 2019 года представители российского отделения «Гринпис» передали послу Норвегии письмо, в котором содержится протест против добычи нефти в арктическом регионе. Посол Норвегии в России Руне Ресаланд пообещал переправить письмо в Министерство иностранных дели Министерство нефти и энергетики Норвегии. «Гринпис» отмечает, что Норвегия является одним из лидеров в зеленой энергетике, подающий хороший пример другим станам, но одновременно с этим страна продолжает выдавать лицензии на разведку и добычу нефти в континентальном шельфе.

    Гринписовцы настаивают на том, чтобы Норвегия признала свой в клад в нынешний климатический кризис и приняла ответственность за выбросы углекислого газа в результате сжигания ископаемого топлива, добытого в норвежской Арктике, и приняла правильные решения, прекратив поддержку нефтедобычи.

    Что в итоге?

    Масштабная добыча в Арктикенеопределенная перспектива. Firstly, активно наступает зеленая энергетика, Secondly, как бы ни хотелось полностью освоить богатства белого плена, сейчас у нефтяников действительно нет для этого необходимых ресурсовразвитых технологий для ее освоения. Но то, что освоение этого региона останется в категории престижной цели для государств, владеющих этими территориями – бесспорно. Главная задача соблюсти баланс между извлечением прибыли и экологической безопасностью. И если Россия направит весомые силы на развитие технологий, то безопасная добыча в Арктике для нашей страны перспектива недалекого будущего.

    Oil and gas agency information

    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *